Реклама в Интернет
НЛО и внеземной интеллект Аномальные Явления природы Астрономия и космонавтика
Новости сайта Наука и природа Файлы для скачивания
ГЛАВА 5. УФОЛОГИ ПРОДОЛЖАЮТ КОПАТЬ, ИНОГДА ЗАКАПЫВАЮТСЯ

Частная жизнь и катастрофа НЛО

История с "MJ" вытеснила из уфологии все остальное и в течение нескольких лет занимала первую строчку в списке обсуждаемого, но со временем стало заметнее всеобщее привыкание к нервным выкрикам оппонентов. И раскопки розуэллских событий продолжились по всем направлениям.

Количество остававшихся в тумане вопросов не уменьшалось, и одним из немаловажных была дальнейшая судьба девушки, составлявшей протокол осмотра неизвестного тела, которую Гленн Дэннис встретил, как мы помним, в военном госпитале 9 июля 1947 года и по каким-то своим соображениям назвал медсестрой.

По словам Г. Дэнниса, встретиться в Розуэлле им больше не пришлось. А через шесть недель он получил письмо, отпечатанное на машинке. Она, мол, переведена в Англию, и указан военный п/я в Нью-Йорке.

И без подписи. Г. Дэннис продолжает думать, что письмо это было написано кем-то, пытавшимся спровоцировать его на ответ с целью определить по содержанию письма, рассказывала ли ему девушка чтолибо о событиях в госпитале. На первое письмо с общими фразами Г. Дэннис получил краткий ответ с обещанием объяснить позже все происходящее. Его как бы вызывали на откровение, но Дэннис играл с соблюдением правил самозащиты, и уже второе письмо вернулось со штампом "Возврат отправителю" и с припиской от руки "Скончалась".

И все-таки создавалось впечатление, что Г. Дэннис что-то утаивает (или выдумывает). А все спрашивали одно и то же: "Расскажите подробнее о медсестре".

В 1992 году вопрос о "медсестре" обсуждался опять.

Мак-Фай: - Насколько я знаю, никто не смог найти медсестру, ни Фридман, ни Шмитт с Рэндлом. Похоже, что вы не хотите называть ее?

Г. Дэннис: - Не хочу.

Мак-Фай: - Она еще жива?

Г. Дэннис: - Не знаю. Слышал, что она умерла три года назад, но это по слухам.

Мак-Фай: - Пытались ли вы найти ее, чтобы посмотреть, заговорит ли она теперь, когда другие это уже сделали?

Г. Дэннис: - Я не пробовал найти ее. И не знаю, где она.

Исследователи стремились влезть в личную жизнь без особых церемоний. Фридман и Берлине пишут, что Дэннис воспользовался своим пребыванием в госпитале, чтобы повидать медсестру, с которой он недавно познакомился, Рэндл и Шмитт обходят этот вопрос молчанием в первой книге, но во второй прямо говорят о существовавшей между молодыми людьми связи. На этом основании Ф. Класс усмотрел в знакомстве Дэнниса с медсестрой повод высказать недоверие всей этой истории: "Ах, у вас были интимные отношения?" Тот же Класс рассказывает, что молодые люди собирались пожениться, но родители Дэнниса были против, так как медсестра была протестанткой, а они - католики. По словам В. Хоута, супруга которого знает Г. Дэнниса с незапамятных времен, летом 1947 года он уже был женат. Очень может быть, что именно тут и зарыта собака: католик и протестантка - родители против - Г. Дэннис женится на другой, но продолжает видеться с девушкой... И все это происходит в маленьком городке, где все прозрачно. Как назло, в личную жизнь именно этих людей вторглась история с загадочными трупами. Возможно, что семидесятилетний Г. Дэннис заговорил только в 1990 году, потому что девушки его молодых лет уже не было в живых. Но назвать ее по-прежнему отказывается. В последнее время вся история, рассказанная Г. Дэннисом, ставится под сомнение: давай, мол, выкладывай, а нет - значит врун. А в жизни иногда лучше оказаться вруном, чем выдать сокровенное.

Похоже, что раскрывать легче не свои лично, а чужие секреты.

Генерал Артур Эгзон и чужие секреты. Много интересного рассказал бригадный генерал Эгзон. (Артур Эгзон - 135 боевых вылетов, подбит над Германией, в плену до апреля 1945 года, учеба в Технологическом институте ВВС, с 1947 года служба в звании подполковника в Управлении материально-технического обеспечения на базе Райт-Филд/Райт-Паттерсон, в 1955 году переводится в Вашингтон, с 1960 года занимается баллистическими ракетами, руководит размещением системы баллистических ракетных установок "Юпитер" в Италии и Турции для НАТО. В августе 1964 года назначается командиром базы Райт-Паттерсон.) Как мы видим из его краткого послужного списка, во время событий 1947 года Эгзон служил на базе РайтФилд и, как оказалось, знал о находке в штате Нью-Мексико и доставке на базу подобранных обломков. Эгзону известно и о том, что исследования некоторых материалов проводились в лабораториях Управления материально-технического обеспечения: "Занимавшиеся ими ребята говорили, что материал необычный... Были куски очень тонкие, но невероятно прочные, такие, что невозможно было оставить вмятину тяжелым молотом... Очень гибкие. Некоторые - как папиросная бумага, но чертовски твердые, и как фольга, но прочные. Это их сильно озадачило". Но познакомиться с результатами исследований самому Эгзону не довелось.

Летал Эгзон и над полем Брейзела и видел сверху борозду, оставленную неизвестным кораблем на почве. И, судя по борозде, предполагал, что у корабля возникли какие-то трудности при полете в направлении с юговостока на северо-запад.

Слышал он и о трупах, лежавших рядом с разбившимся кораблем и доставленных на базу, но он не знает, сколько их было. Скорее всего, тела привезли тогда не в Райт-Филд, а в Райт-Паттерсон.

(Напомню, что располагавшиеся по соседству базы ВВС Райт-Филд и Райт-Паттерсон были объединены 13 января 1948 года в одну с общим названием Райт-Паттерсон.) Эгзону было известно, что летние события 1947 года привели к созданию сверхсекретной маленькой группы. Вокруг нее сформировались второй эшелон (помощники) и третий - непосредственные исполнители анализов и исследований.

Эгзон назвал фамилии людей, которые, по его мнению, участвовали в горячие дни 1947 года в решении вопросов, связанных с находкой: Гарри Трумэн; Джеймс Форрестол - военный министр (позже министр обороны); Стюарт Симингтон - заместитель военного министра, курировавший ВВС.

Далее, по словам Эгзона, должны идти: Роско Хилленкоттер - директор ЦРУ; Нэйтэн Туайнинг - начальник Управления материально-технического обеспечения ВВС.

В следующий эшелон Эгзон включил бригадного генерала Рэми, переведенного из 8-ой воздушной армии в Вашингтон.

Начальник Службы разведки ВВС генерал-майор Джон Сэмфорд не попал, вероятно, в группу с самого начала. Но к 1952 году он должен был оказаться во втором эшелоне.

- Мне известно, - сказал Эгзон, - что была представлена верхушка разведки, служба Президента, министра обороны и что вовлеченные в работу люди оставались на ключевых позициях даже в случае потери своих служебных постов.

В 1955 году полковник Эгзон был переведен в Вашингтон и знал, что Комитет продолжал работать. По словам Эгзона, лица с избираемых должностей не допускались к закрытой информации об НЛО; к работе привлекались только те, кто назначался.

Это в дальнейшем подтвердится на примере с генералом ВВС Барри Голдуотером, бывшим в свое время кандидатом от республиканской партии на пост Президента Соединенных Штатов.

Будучи сенатором, председателем Комитета по делам секретных служб, в начале шестидесятых годов Голдуотер, перелетая из Вашингтона в Калифорнию, приземлился на базе Райт-Паттерсон, желая повидаться со своим старым приятелем генералом Куртисом Ле-Меем, в то время командиром базы. Зная о существовании на базе помещения, известного как "Голубая комната", где хранились материальные свидетельства о летающих тарелках, Голдуотер попросил показать ему имеющееся.

- Нет, - сказал Ле-Мей. - Я не могу туда войти. Не можешь и ты. И никогда больше не проси меня об этом.

Об этой истории Голдуотер неоднократно рассказывал в телевизионных передачах. В письме Л. Грэхэму он признался, что ему отказывали в доступе в "Голубую комнату" несколько раз по причине невероятно высокого уровня секретности: "Я не знаю никого, кто имел бы туда доступ".

"У меня есть все основания полагать, что иные существа из других районов Вселенной такие же умные или даже умнее, чем мы", - пишет Б. Голдуотер.

Ссылаясь на Закон о свободном доступе к информации, У. Мур обратился в ВВС с просьбой предоставить ему материалы о "Голубой комнате" и 15 января 1981 года получил ответ, в котором говорится, что в архивах Пентагона не найдено никаких документов, относящихся к проекту с таким названием.

И все-таки кое-что было найдено: карточка с надписью "Голубая комната (Зона радиолокации), Райт-Паттерсон, база ВВС, Огайо, 1955".

Будучи уже командиром базы Райт-Паттерсон, Эгзон получал время от времени извещения о прилете на базу групп от восьми до пятнадцати человек. Эти люди прилетали, занимались своими делами в течение нескольких дней (не более недели) и улетали, ни о чем не информируя руководство базы. Настоящие исследования контролировались непосредственно из Вашингтона.

Впрочем, многого Эгзон не знал. Так, ему не было известно кодовое наименование проекта. Но что касается проекта "Голубая книга", руководимого Э. Кондоном, то, по словам Эгзона, сам руководитель (Кондон) был в курсе серьезных работ, обеспечивая видимость какого-то научного исследования, предназначенного для обмана средств массовой информации и широкой публики. (Кстати, это утверждение совпадает со сказанным о Кондоне в информационной справке для Д. Эйзенхауэра).

- Розуэлл - это находка корабля из Космоса,- сказал бригадный генерал

Артур Эгзон. И неоднократно подтверждал это Рэндлу и Шмитту, начиная с первой встречи в 1989 году. (Кому такой поворот событий не по нраву, могут спорить не со мной, а с генералом Эгзоном, командовавшим в свое время базой Райт-Паттерсон.)

Я задал себе вопрос: ну почему, почему бригадный генерал, у которого все вроде бы сложилось благополучно, почему он усложняет жизнь современной американской военной верхушки своими неуместными откровениями? Что ему неймется? Трудно уйти из жизни с военными секретами? И думаю, что нашел ответ: это не его секреты. Эгзона так и не посвятили в Тайну, а он, командир базы Райт-Паттерсон, ходивший долгое время в двух шагах от помещения, где хранился Секрет, не имел права сунуть в него свой нос! Как видим, кто-то прилетал на базу и им было можно, а ему, командиру базы, нельзя. А Эгзон (Джесси Марсел, генерал Дюбоуз) никому не обещал хранить в тайне обрывки секрета, которые вошли в его жизнь по воле случая. Его (Джесси Марсела, Дюбоуза) никто и не просил молчать об этом, ибо в ЭТО его (их) никто и не посвящал.

Десятилетия, прошедшие с событий лета 1947 года, красноречиво свидетельствуют, что обида не приживается в самолюбивых душах, На какое-то время она сдерживается ситуацией, положением в служебной иерархии, средой, в которой человек перемещается, но однажды может произойти взрыв. Чаще всего, в конце жизни. "Я уже никого и ничего не опасаюсь, - как бы говорит человек, считающий, что имел право знать больше, что его незаслуженно унизили недоверием. Что вы можете мне сделать? Я служил верой и правдой, занимавшееся мною положение позволяло мне рассчитывать на полную информацию, а вам - на мою преданность. И я никогда не подводил. Теперь не взыщите, это не мои секреты. Свои, те, которые я обязан хранить вечно, я унесу в могилу, а это - ваши. Ну и расхлебывайте сами".

(Кстати, Эдгар Скелли, Феликс Мартуччи, многие другие из тех, кто был предупрежден о неразглашении, не хотели говорить на эту тему. В 1989-1990 годах Шеридан Кэвитт повторял одну и ту же чепуху. Было известно, что начальника военной полиции розуэллской базы Э. Исли видели на поле с обломками, и он этого не отрицал, но прямо сказал, что принес присягу и говорить на эту тему не может. И это через сорок три года после происшествия!) Действительно, Эгзон ходил рядом с Тайной. Каждый день. И он сказал, что подобранный материал или, по крайней мере, часть его все еще находится на территории базы Райт-Паттерсон. Должны быть и отчеты в здании "Зарубежные технологии" (один из отделов Управления материально-технического обеспечения, вотчины Туайнинга на протяжении долгих лет), куда посторонние не входят, и даже он, командир базы, был посторонним! А там должно быть все, считает Эгзон, фотографии поля с обломками и самого места катастрофы; все, что удалось выяснить, до чего сумели докопаться с 1947 года. Там имеется все необходимое для доказательства находки в Розуэлле внеземного корабля и погибших членов его экипажа. Все необходимое, если когда-нибудь это будет необходимо. Кто знает, когда?

Утечка информации. Таким образом, маршрут подобранного в розуэллском случае примерно ясен. Но по разным источникам получалось, что по крайней мере один самолет мог сесть на базе Кэртлэнд, где в это время находился Туайнинг, а оттуда в Лос-Аламос - рукой подать. Форт-Уэрт мог служить в качестве перевалочной базы, а далее – каким-то образом Райт-Филд (закрытый на модернизацию), но доступный через соседку - базу Райт-Паттерсон. Или прямо в Райт-Паттерсон, но базы слились так давно, что все перепуталось: кто-то упоминает Райт-Филд, говоря о годах, когда он уже был проглочен более мощным соседом. Для других и то, и другое - Райт-Паттерсон, даже если речь идет о времени, когда каждая из баз гордилась своей независимостью.

Очень трудно обеспечивать полную секретность на протяжении нескольких десятилетий, особенно в условиях, когда существует неудобный Закон о свободном доступе к информации. Каждый просчет со своевременным перемещением взрывоопасных папок с бумагами "туда, никто не узнает, куда" может привести к их случайному появлению на свет когда-нибудь в будущем. Вот и нашелся материал об официальном расследовании случая утечки информации (получен по Закону о свободном доступе к информации в 1975 году).

В этом интересном документе речь идет о том, как военнослужащий К. Вилер, бывший, по роду своей работы, в курсе многого, "настучал" на чересчур разговорчивого военнослужащего Л. Банса, рассказавшего в июне 1952 года о хранящихся двух летающих тарелках и трупах экипажа на базе Райт-Паттерсон. К. Вилер сообщил, что причиной возникновения разговора о летающих тарелках с Бансом явился интерес последнего к проекту, в котором он, Вилер, участвовал, а также и то, что Банс знал о его работе в Центре научных исследований на базе Райт-Паттерсон. Офицер разведслужбы, с которым Вилер связался, обязал его выслушивать Банса или кого-либо другого, располагающего подобной информацией, и сообщать все собираемые сведения. Вилер оказался не промах и спровоцировал болтливого Банса на дальнейшие откровения, а тот не сообразил, что попал в разработку, и наговорил много интересного, подставив попутно своих знакомых.

В сопроводительном письме начальника военной полиции базы ВВС Сэлфридж (шт. Мичиган) отмечается возможная утечка информации в программе по летающей тарелке.

Немка об американском секрете. В декабре 1995 года М. Хеземанну довелось встретиться с дочерью немецкого ученого Фридриха Августа Купперса, жившего в Америке и работавшего в авиакомпании "Мартин" (позже "Мартин-Мариэтта"). Частыми гостями в их доме были Вернер фон Браун, фон Ньюман и другие немецкие ученые, оказавшиеся в США. По словам дочери, Хельги Купперс-Морроу, отец участвовал в правительственных военных проектах и занимался изучением потерпевшего катастрофу объекта.

Хельга Купперс-Морроу рассказывает:

- Помню, это было летом 1947 года. Мне двенадцать лет, мы с мамой на кухне. Отец позвонил и, полный энтузиазма, сказал: "Наконец-то мы можем доказать, что инопланетяне существуют".

Я подпрыгнула от радости. А мама принялась рассуждать о том, как это может отразиться на церкви и вере.

На следующий день отец позвонил снова: "Лгуны, проклятые лгуны! - сказал он зло. - Не верьте им, они существуют".

Это был тот день, когда военные опубликовали опровержение.

Затем отец долго отсутствовал, но регулярно звонил. Приехал на Рождество. "Где ты был?" Он сказал, что об этом говорить нельзя. Но дома знали, что в штате Нью-Мексико, потому что, когда он звонил, телефонистка повторяла название штата автоматически.

"Если существуют люди с другой планеты, то есть и Бог?" - спросила я.

"Да, - сказал отец, - но он скорее всего голый и не старый".

История Андерсона и история с Андерсоном. В январе 1990 года, после повторения передачи о Розуэлле в телевизионной программе "Необъясненные тайны", в студию позвонил некто, представившийся непосредственным очевидцем событий. Поскольку в передаче участвовали К. Рэндл и С. Фридман, то им и сообщили о звонке этого человека. Первым с новым очевидцем встретился К. Рэндл (4 февраля 1990 года), Это был полицейский Джеральд Андерсон, отказавшийся от продолжения контактов с К. Рэндлом без объяснения причины. А через двенадцать дней Андерсон сам позвонил С. Фридману и рассказал ему свою историю.

В возрасте шести лет Джеральд, по его словам, участвовал в семейном походе, целью которого были поиски агата, полудрагоценного камня, часто встречавшегося на равнине Сан-Агустин. Дело было в начале июля 1947 года. День был жарким. Вот так, блуждая и смотря под ноги в поисках агата, они вдруг заметили в сотне метров округлый серебристый объект, торчавший боком из земли у подножия холма.

Три члена экипажа лежали на земле, в тени, создававшейся краем диска, а четвертый, живой, сидел рядом с ними. Один из лежавших был еще жив и тяжело дышал. Казалось, что сидевший был очень испуган. Отец и дядя Джеральда обратились к нему по-испански, но ответа не последовало.

Джеральд Андерсон помнил, что потрогал край диска, он был очень холодный, настолько холодный, что под аппаратом было прохладно, хотя в этом пустынном районе было невероятно жарко. Следуя за своим братом, Джеральд обошел объект и увидел в боковой его части пролом высотой метра в два-три при ширине в один метр. Внутри просматривались некие составные элементы, соединенные кабелями, состоящими из многих сотен волосков, похожих на провода. Один из кабелей лопнул, и волоски висели, напоминая конский волос. Внутри были заметны какие-то надписи-символы розового или коричневого цвета.

Через несколько минут к этому же месту подошла группа - преподаватель и пятеро студентов (трое молодых людей и две девушки). Старший попытался заговорить с неизвестным существом на нескольких языках. Затем появился еще один человек, напоминавший Президента Гарри Трумэна. Среди предъявленных ему фотографий Андерсон опознал походившего на Трумэна Барни Барнетта. Рассказ Андерсона оканчивается появлением военных, угрожавших очевидцам большими неприятностями в случае, если они не будут держать язык за зубами.

Известно, что Андерсон отказался от продолжения контактов с К. Рэндлом без объяснения причины. Почему? Да потому, что Андерсон говорит о случае на равнине Сан-Агустин, а для Рэндла существует только Розуэлл. Таким образом, после вопроса Рэндла "Где это было?" и ответа "На равнине Сан-Агустин" разговор уже не имел смысла.

С. Фридману было ясно, что с историей Барни Барнетта еще предстоит работать, что там все очень серьезно, но пока нет солидных зацепок, и поэтому после вопроса "Где это было?" и ответа Андерсона "На равнине Сан-Агустин" Фридман, вероятно, решил, что нельзя упускать момент. Ему, бесспорно, было досадно, что в свое время он раздарил все свои находки: Джесси Марсела, супругов Мальтэз с их историей о Барни Барнетте, Лидию Слиппи, Гленна Дэнниса, Роберта Сарбэчера... Сколько можно? Находит людей Фридман, а все кругом пишут книги. И теперь, когда представился случай, он решил использовать его сполна. Знай бы он заранее, чем все это обернется...

К. Рэндл и Д. Шмитт не замедлили поставить под сомнение рассказ Андерсона уже в первой их книге, вышедшей в 1991 году, и развили его критический анализ в последующих публикациях.

Книга С. Фридмана (в соавторстве с Д. Берлинером) появилась в августе 1992 года, и история Андерсона занимала центральное место.

Казалось, что оппоненты и сторонники Андерсона жили как бы в параллельных мирах: одни успешно доказывали, что рассказчик лжет, другие не менее успешно - что он говорит правду. Тем более что Андерсон блестяще выдержал тесты на определение личностных характеристик, в течение года за ним наблюдал психотерапевт Джон Карпентер. Несколько раз проводились сеансы регрессивного гипноза, а проверка на детекторе лжи осуществлялась профессионалом. И из всего следовало, что очевидец говорил только правду и ничего, кроме правды.

А в январе 1993 года Д. Берлинер и С. Фридман сообщили, что история, рассказанная Андерсеном, является ложью, в чем, по их словам, он сам и признался. Это мужественное признание означало финансовую катастрофу их книги.

Д. Берлинер и С. Фридман пишут, что сожалеют о необходимости внесения этой поправки, но считают ее абсолютно необходимой для себя, так как... намерены продолжать расследование того, что является самым главным событием тысячелетия.

Кстати, это единственный случай в уфологии, когда исследователи (С. Фридман, Д. Берлинер), допустившие ошибку, сами в этом признались, хотя из-за своей честности понесли большой материальный ущерб. (Во всех других известных случаях наворотившие "сорок бочек арестантов" делали вид, что ничего не произошло. Среди авторов подобных книг лидерство, бесспорно, за Жаком Валле.) (Казалось бы, историю с Андерсоном можно было обойти стороной, но если мы с вами решили, что хотим знать все по событиям 1947 года, то вот и она. Кстати, случай с Джеральдом Андерсоном еще раз показал, что регрессивный гипноз и детектор лжи ничего не гарантируют.) Что известно о телах гостей из Космоса? Само собой разумеется, что исследователей интересовала информация о посмертной судьбе гостей из Космоса, фигурирующих на Земле под скучным словом "трупы". Но не все готовы говорить. А если кто и начинает рассказывать, то все равно мы не можем ждать полной правды: личная жизнь людей тесно переплетается с интересующими нас событиями, и это мы видели на примере Гленна Дэнниса.

Вдова сержанта Мелвина Брауна, переехавшая с дочерью в Англию, отказывалась говорить, боясь, что американское правительство перестанет выплачивать пенсию. А вот дочь ее, Беверли, заговорила уже в 1986 году. Это благодаря ей мы уже отмечали, что Мелвин Браун, покойный ныне глава семейства, сопровождал машину с телами и стоял воя внешней охране ангара, где находился ящик с трупами до отправки из Розуэлла. О том, что произошло летом 1947 года, семья услышала впервые и очень кратко в эпоху первых полетов на Луну. А умирая, - кого уж тут бояться? - Браун рассказал, что он заглянул под брезент...

Упоминался ранее и начальник военной полиции розуэллской базы Эдвин Исли, признавший в 1990 году, что он был на поле с обломками, но все остальное, мол, лучше у него не спрашивать, так как положение о неразглашении касается и его лично. А в 1992 году, незадолго до смерти, Исли рассказал своей семье, что видел и трупы с расстояния, позволяющего говорить о неземном их происхождении. Эдвину Исли приходилось руководить изъятием тел из потерпевших катастрофу самолетов, и он знал, как могут выглядеть трупы людей в таких ситуациях. По словам Исли, погрузка в самолет ящика с телами членов экипажа неизвестного корабля началась еще ночью, все прожекторы выключили, и работа велась при электрических фонарях. (Каждый знал только свою маленькую часть правды. Исходя из известного, можно сказать, что в ящике были не все трупы, так как утром, по словам знакомой Гленна Дэнниса, два тела осматривались патологоанатомом госпиталя.) 13 января 1990 года Джон Тиммерман, один из руководителей уфологической организации КУФОС, часто устраивающий выставки по теме НЛО в школах и торговых центрах, встретил человека, отказавшегося назвать свое имя, но сообщившего, что некогда работал с одним врачом, знавшим о телах членов экипажа внеземного объекта, доставленных на базу Райт-Филд из Розуэлла. Больше ничего ему не было известно, но именно вот так, из случайно найденных разрозненных кубиков, и складывается представление о целом.

А иной и хотел бы помочь, но мало что помнил из услышанного когда-то. Джон Тиффани рассказал, что его отец служил летом 1947 года в Райт-Филде. Как-то группу, в которой был его отец, послали в Форт-Уэрт, откуда они доставили какие-то обломки и контейнер, похожий на гигантский термос. Тиффани помнил, что, по словам отца, очень легкие куски имели зеркальную поверхность, на которой невозможно было оставить царапину. Они не гнулись и не ломались, хотя во время полета обратно на базу вся группа занималась только тем, что, удивленная прочностью кусков, безуспешно пыталась деформировать их. Когда они услышали объяснение про шар-зонд, смеху было много...

Джон Тиффани помнит, что отец рассказывал и про трупы (два в хорошем состоянии, а третий - в плохом), но из-за давности лет уже не может сказать, видел ли их сам отец или знал это по описанию товарищей.

Хелен Вотчер сообщила, что в 1947 году она находилась у своей приятельницы в городе Дейтоне (рядом с которым расположена база Райт-Филд). Как-то вернувшийся с работы муж подруги отозвал жену в другую комнату и сказал ей, что на базе происходит нечто сверхсекретное: привезли четыре тела инопланетян. Сам он ничего не видел, но самолет прилетел, когда он был на поле. Само собой разумеется, что Хелен Вотчер изловчилась подслушать секрет. Но, увы, он был очень уж краток и в ее сознании в то время ни с чем не стыковался.

В результате поисков известного уфолога Леонарда Стрингфилда (1920-1994), обнаружившего несколько очевидцев, получалось, что какие-то тела получили прописку на базе ВВС в Райт-Паттерсон.

Чаще всего люди просили не упоминать их фамилий, и полученные таким образом сведения могут использоваться лишь в качестве дополнительного материала. Но есть случай, где известна и фамилия.

Ушедшая в 1959 году с работы на базе по состоянию здоровья Норма Гарднер рассказала Ч. Вильгельму, что знает кое-что о летающих тарелках, о чем вслух не говорят. В свое время Н. Гарднер имела соответствующую форму допуска к работе с секретными материалами и занималась оформлением всей документации по найденному объекту (опись и инвентаризация всех подобранных элементов, сделанных фотографий, имевшихся документов и протоколов вскрытия). В 1955 году ей довелось увидеть два тела при перевозке их из одного помещения в другое, что было связано с ремонтом криогенной установки. Тела ростом, как казалось, в пределах от 130 до 160 сантиметров, большая голова с раскосыми глазами, и сохранялись они в специальном растворе. Н. Гарднер рассказала также, что в 1955 году она видела в специальном ангаре (No 18) две летающие тарелки: одна казалась разбитой, а другая - неповрежденной.

Тот же Ч. Вильгельм сообщил, что отец его школьного товарища, служивший на базе Райт-Паттерсон, рассказал своим незадолго до кончины о виденных им двух дискообразных объектах и четырех полутораметровых трупах с большими головами и раскосыми глазами, выглядевшими почти по-человечески. Пальцы показались ему более длинными, чем у людей, но полной уверенности в этом нет.

По словам Л. Стрингфилда, некто, присутствовавший на каком-то секретном совещании в Райт-Паттерсон, рассказал, что видел труп с открытыми глазами и без какого-либо заметного волосяного покрова. Имеется и сообщение одного электрика, которому довелось увидеть странный по виду труп, лежавший на мраморной плите в холодильной камере. Электрик особо отметил запах аммиака в помещении.

Становившиеся известными показания различных людей расставляли все по местам, независимые источники информации вплетались один в другой, и в этой цепочке постепенно раскрывавшихся событий каждый элемент находил свое место.

Таким образом, оказалось, что не знакомые друг с другом люди сообщали об удививших их фактах, не зная и не ведая, что их информация стыкуется с данными, получаемыми из других источников, и что все это, взятое вместе, может способствовать созданию более полной картины проблемы НЛО, основной элемент которой заключается в вопросе: кто внутри? Самую большую информацию о трупах собрал Л. Стрингфилд, отдавший этому вопросу 44 года своей жизни. Все знали, что Стрингфилд действительно гарантирует анонимность людей, сообщающих детали о внешнем облике пришельцев и не желающих при этом засвечиваться, и информация стекалась к нему. Правда, очень тоненьким ручейком.

Надо признать, что в работах Стрингфилда многое заводит в тупик, возможно, из-за чрезвычайной секретности, проходящей порой через "испорченный телефон" или через специально "испорченный". Впрочем, это допускал и сам Стрингфилд, отметив оценку своего выступления на конференции МУФОН-78 в Дейтоне, услышанную из уст одного из своих наиболее надежных источников: 80 процентов данных точны, все остальное - подсунутая дезинформация. Так, в частности, получается довольно значительное количество трупов, сделавших бы невозможным столь успешное сохранение секретности на протяжении нескольких десятилетий, поскольку это подразумевало бы и частые катастрофы. Но нет, до сих пор мы можем говорить, вслед за Эдгаром Гувером, только о двух случаях. И все иное, не подкрепленное столь же значительным авторитетом, я бы не стал рассматривать, не желая (не имея права) растерять то основное, что уже установлено на достаточно серьезном уровне. Думаю, что большие цифры трупов (например, тридцать) являются результатом суммарного эффекта, при котором три тела, замеченные мельком однажды, и те же три, увиденные в другой раз, превращаются в шесть. Или это результат "специально испорченного телефона".

Все сказанное о числе трупов и "телефоне" относится и к собранному Л. Стрингфилдом а в отношении внешнего вида и организации тела. Но... все это было собрано задолго до появления кинодокумента о вскрытии, о котором нам еще предстоит серьезный разговор. И очень большой процент отмеченных в 1995 году совпадений сданными Стрингфилда не может не удивлять.

Вот некоторые из упоминаемых Стрингфилдом характеристик:

  • Примерный рост до 150 сантиметров.
  • Глаза большие, без ресниц.
  • Голова большая относительно размеров туловища. (Один из информаторов Стрингфилда сказал: "Взгляните на пятимесячный зародыш человека".) - Нет мочек уха и других элементов вокруг ушного отверстия.
  • Нос нечеткий. Две ноздри только обозначены.
  • Рот маленький, губы не видны. Представляется, что рот не служит для общения и для приема пищи.
  • Большинство информаторов отмечает отсутствие волос на голове. Нет волос и на теле.
  • Руки длинные.
  • Отмечен случай с четырьмя пальцами (без большого). Есть сообщение о большем числе пальцев. (Если четыре пальца вытекают из рассказа Г. Дэнниса, то эта цифра уже под сомнением.) - Ноги короткие. В большинстве сообщений говорится, что ноги были закрыты.
  • Зубы отсутствуют.
  • Нет видимых половых органов. (Это позволяет предполагать клонирование или какой-либо иной неизвестный метод "производства" гуманоидов.) - Лица гуманоидов похожи одно на другое.
  • О мозге ничего не известно.
  • В теле бесцветная жидкость. Нет красных кровяных шариков. Нет лимфоцитов.
  • Ничего приспособленного для приема воды и пищи. Никакой системы пищеварения. Никакого кишечника, никакой ректальной системы.
  • На корабле не обнаружено никакой пищи.

(Информация по некоторым из перечисленных особенностей связывается с патологоанатомом Джесси Джонсоном, осматривавшим тела на розуэллской базе. Но пути поступления сообщений к Стрингфилду уже не проверить. Хотя, как знать, гарантируя анонимность своих информаторов, он мог держать где-нибудь в своих архивах расшифровку по всем полученным материалам. Но то, что в Розуэлле трупы осматривал именно Джонсон, - установлено однозначно. Сам он скончался в 1987 году, то есть еще до начала тщательного расследования происшествия Рэндлом и Шмиттом. И если кто-то и мог выйти на его след еще при жизни, то это был только Л. Стрингфилд. В свою очередь, Рэндл и Шмитт обнаружили много странного в архивных документах Джесси Джонсона: 1947 года как не бывало, с 1949 года не существует ни одной записи о его профессиональной деятельности, хотя известно, со слов жены, какой частной практикой он занимался и в каких госпиталях работал. Ни в одном из штатов не удалось даже обнаружить записи о выдаче ему водительских прав, а подобное возможно только по решению правительства.) Прежде чем отправиться дальше, повторим еще раз: полностью достоверной информации по этому вопросу нет, но появившийся отрывок из кинодокумента о вскрытии позволяет отнестись к собранному Стрингфилдом серьезнее, чем мне это казалось еще совсем недавно.

На пути к "звездным войнам"? Тем временем публикуются новые материалы, не дающие скучать. В 1992 году в Соединенных Штатах вышла книга, написанная бывшим офицером разведуправления Пентагона Хьюго Спрейгом "Обман рассеивается". Спрейг утверждает, что часто употреблявшийся Рейганом термин, заимствованный из фильма "Звездные войны", - "империя зла", под которым, как все полагали, имелся в виду Советский Союз, и программа "Стратегическая оборонная инициатива" (СОИ), предусматривавшая создание лазерноспутникового щита от советских баллистических ракет, истолковывались всеми неправильно. На самом же деле СОИ была изначально направлена против другой "империи зла", как раз той, о которой шла речь в "Звездных войнах", о космической, находящейся в другой галактике. Хьюго Спрейг утверждает, что читал собственными глазами секретные документы, свидетельствующие о том, что в Вашингтоне знали о регулярных визитах инопланетных кораблей примерно с 1947 года. Сначала якобы была принята линия на установление с ними дружественных контактов, однако в 1979 году инопланетяне сожгли лучевым оружием нескольких американцев, пытавшихся это сделать. Если, конечно, верить Х. Спрейгу.

(А вот как земляне устанавливают "дружеские" отношения - давно известно. И, к сожалению, не только нам - землянам. Осень 1974 года. Бинн, Южная Корея. Дисковидный металлический аппарат диаметром около 100 метров приблизился к южнокорейской противовоздушной батарее береговой обороны. Командир батареи выпустил управляемую ракету "Хок", которая немедленно была сбита "белым лучом", посланным с аппарата. Вторая вспышка была направлена на батарею, после чего остальные две ракеты "Хок" вместе с пусковой установкой были найдены сплавленными в неузнаваемую массу.) Если верить тому же Хьюго Спрейгу, США объявили войну "империи зла" из другой галактики. И продолжается она безостановочно без ведома широкой общественности.

Если верить Хьюго Спрейгу... Мне лично нужны документы, на которые можно бы опереться.

НЛО и внеземной интеллект Аномальные Явления природы Астрономия и космонавтика
Новости сайта Наука и природа Файлы для скачивания
Загрузка...

По хорошей цене кондиционер купить на любых условиях.
Реклама в Интернет
Пишите письма Занести в закладки Rambler's Top100
Copyright © ViSUAL 2001 - 2006
MSIECP 800x600, 1024x768